Антропологическая аналитика в свете ...

Малахова Н.В., Антропологическая аналитика в свете основных методологических принципов постнеклассической философии / Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы социальной коммуникации». Нижний Новгород, 2013. С. 651 – 653.

Отвечая веяниям времени в методологии науки и практики, важно отметить тенденции, относительно которых выстраивается логика данной статьи.
Современные тенденции опираются на принципы постнеклассической методологии, что в первую очередь предполагает антропологический контекст в рассмотрении любого явления. Антропологический контекст является базовым принципом, вокруг которого развивается мировая философская мысль. Этот контекст объединяет множество полевых структур, на базе которых складывается представление о целостности человека.
Возвращением философской мысли от абстрактного постижения бытия к бытию человека мы обязаны М. Хайдеггеру, в творчестве которого обнаруживается поиск логической достоверности человеческого существования, немыслимого без упорядоченности. М. Хайдеггер вводит понятие «Dasein». Полевая структура Dasein, это полевая структура экзистенции: «забота», «заброшенность», где исследуется способность человека как автономной системы к воспроизводству и конструированию самого себя в направленности на взаимодействие с другими автономными системами.
Системный принцип, это еще один из важнейших принципов постнеклассической методологии. Он включает в себя системную и многомерную картину устройства мира. Многомерный мир и многомерный человек, многомерные отношения в процессе взаимодействия сложных систем. Предполагается, что системы активно взаимодействуют, перетекают одна в другую, достраиваются по принципу самоорганизации.
Существует множество теорий систем: общая теория систем (Л. Фон Берталанфи, Ю.А. Урманцев, А. И. Уемов и др.); системный метод организации инженерного мышления (И.В. Блауберг, Э.Г. Юдин), системная метатеория (В.Н. Садовский), системный анализ операций (Э. Квейд), системное движение (Г.П. Щедровицкий). Cистемный подход получил свое развитие в гуманитарных исследованиях. Понятие системы пересматривается и адаптируется исходя из социокультурных условий XXI века.
В исследованиях И.В. Дмитревской система рассматривается на трех уровнях: субстратном, структурном и концептуальном [1, 39]. Концептуальный уровень является доминантным, разворачивающимся в полевых структурах низших уровней. Принятие концепта в качестве доминирующей структуры позволяет найти метатеоретическую единицу интеграции других концептов, взятых из структурных оснований различных философских направлений. Выделение метатеоретического уровня является основанием для создания и разработки методологических обобщений, актуальных для современной социокультурной ситуации и вытекающего из него подхода к языку.
Метатеоретический принцип содержит в себе промежуточность, переход к чему-либо другому, перемену состояний и превращение. Такой взгляд предполагает гибкость и вариативность в выстраивании систем, вбирание в себя предшествующего опыта, родившегося в эпоху классической рациональности и открытость новому, обозначившемуся в постнеклассическую эпоху. Также он предполагает важность интерпретационной модели понимания мира, в которой смысл человеческого существования рассматривается с позиций вечности и наличия безусловного начала.
Данный взгляд продолжает платоновскую линию в философии, в которой заложены с одной стороны «Единое», а с другой – многомерность бытия [там же, с.50].
В современной философии многомерности исследуются многомерность человека (Лазарев Ф.В.), многомерность мышления (Богатая Л.Н), многомерность времени (Левич А.П.) и т.д.
Принцип Единства в постнеклассической методологии, это взаимосвязь всего со всем, достраивание до целого. Идея Единства имеет корни в античной философии, в понимании античными философами диалектического устройства мира. Эта идея имеет свое продолжение в русской философии, например, в пентадной диалектике А.Ф. Лосева [2].
В антропологическом контексте современности особое значение приобретает феномен телесности, благодаря которому возможно раскрытие идеи Единства. О теле и о телесности говорили еще древние философы. Но как концепт, телесность была явлена в постклассической философии (М. Мерло-Понти, Ж. Делез, Ж. Деррида, Ж. Лакан, М. Фуко, Ж.-Л. Нанси и др.). Телесность мы понимаем как нечто больше чем тело. Это интегральная характеристика человеческого существования, являющаяся совокупностью физико-биологических и полевых структур человека. Телесность, это инструмент взаимодействия с миром, проекция состояний и форм коммуникативных репрезентаций тела.
Феномен телесности предполагает соприкосновение с глубинными априорными структурами опыта за счет действия закона аперспективности. Аперспективное восприятие помогает наблюдать и удерживать оппозиции, в которых существует человек и окружающий его мир, например, оппозицию слияния и дистанцирования, проявляющиеся в различные моменты приобретения жизненного опыта. Удержание оппозиций позволяет сформировать в социальной практике феноменальное поле взаимодействия. В этом поле взаимодействия, переходя от одной части оппозиции (слияние) к другой (дистанцирование), достигается прерывная последовательность состояний сознания, и происходит открытие нового «органа зрения», позволяющего видеть противоположности, явленные бессознательным в конкретной форме противоречия предшествующего опыта. Достигается осмысленность опыта, а путь достижения этой осмысленности является феноменальным [3, с. 133].
Снятие маскировки происходит благодаря эффекту «конъюнкции», в которой можно увидеть Становление. Эффект конъюнкции представлен противоположностями, как, например, враждебность и влюбленность. Конъюнкция предполагает совокупность переживаемых состояний «втянутости» в эмоциональное и физическое тело другого человека. Затем обратный выход «на дифференцированный, субъект – объектный уровень переживания», притом, что оба состояния (как вход, так и выход) существуют в качестве «ритмической последовательности» [там же, с.].
Феномен телесности подразумевает соприкосновение с подлинностью бытия, с осмысленностью существования, что выводит нас на единство телесного и духовного. Духовно-телесное единство раскрывается в русской религиозной философии (В. Соловьев, П. Флоренский, А.Ф. Лосев). Из чувств, мазков и ощущений человек начинает наводить порядок внутри себя, опираясь на духовную составляющую собственного опыта и опыта человечества, осуществляя себя как автономную самоорганизующуюся систему во взаимодействии с другими автономными системами.
Антропологическая аналитика отвечает всем основным принципам современной методологии теории и практики. Антропологический контекст является базовым. В.О. Волкова выделяет в рамках антропологической аналитики такие категории как «антропологическое постоянство» и «антропологическое событие» [4, c.93-95]. Антропологическое постоянство предполагает принцип относительности и дополнительности, связь всего со всем. Согласно этому принципу жизнь рассматривается как интегральная категория, с помощью которой антропологическое постоянство может быть исследовано. Антропологическое событие раскрывается как «организмическое» событие, «покрытое сетью генетических, структурных, смыслобразующих отношений», что учитывает системность и многомерность бытия. Антропологическая аналитика функционирует по принципу метамоделирования, в рамках которого возможно следование не готовым моделям, а соприкосновение с тем, что возникает непосредственно из взаимодействия в социальной практике и за ее пределами. В антропологической аналитике также основополагающим является принцип единства, выраженный в «духовно-душевных-телесных связях», что определяет целостную природу человека [там же].

Библиографический список
1. Дмитревская, И.В. Системные аспекты взаимосвязи знака и значения / Дмитревская И.В. // Неизреченное слово: мемориальный сборник, посвященный профессору А.Н. Портнову. – Иваново: Иван.гос.ун-т, 2012. С. 36 - 51.
2. Лосев, А.Ф.Абсолютная диалектика – Абсолютная мифология. / А.Ф. Лосев // Миф-Число-Сущность / Сост. А.А. Тахо-Годи; общ. Ред. А.А. Тахо-Годи и И.И. Маханькова. – М.: Мысль, 1994. – 919 с.
3. Малахова, Н.В. Телесно-духовное единство как онтологическое основание субъективности: дис. канд.филос.наук: 09.00.01 / Малахова Н.В. – Иваново, 2011. – 201 с.
4. Волкова, В. О. Антропологические константы духовно – практического дискурса /В. О. Волкова // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского: Серия Социальные науки. № 1 (13) /– Н .Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2009. – С. 92 – 99.

© Н.В. Малахова, 2013